«Спасибо, Америка!»

Актуальные новости

Спасибо, Америка!Спасибо, Америка!РИА Новости, Рафаэль ДаминовСпасибо, Америка!РИА Новости, Рафаэль Даминов1/2

Триполи — Американцы нечасто становятся героями в арабском мире, но пока здесь, в ливийской столице, разворачиваются безостановочные торжества, я продолжаю общаться с обычными людьми, которые, когда узнают, откуда я, усердно повторяют мне разные варианты одной и той же фразы — «Спасибо, Америка!»

Когда я возвращался с Зеленой площади (ныне именуемой «Площадью мучеников») в отель в среду утром, рядом со мной остановилась машина, задрапированная в победный ливийский флаг, и водитель предложил меня подвезти. «Я просто хочу, чтобы вы чувствовали, что вам тут рады», — объяснил шофер, Суфиан аль-Гариани, 21-летний продавец. Он лучезарно улыбнулся, когда услышал, откуда я, и провозгласил: «Спасибо вам, американцы. Спасибо, президент Обама».

Трудная работа в Ливии только начинается, и это будет поистине геркулесова проблема — как-то связать вместе племенные различия и выпестовать демократию в стране, где все гражданское общество растоптано и разрушено. Ливийский эксперимент еще может провалиться. Но давайте также насладимся историческим моментом: это была редкая военная интервенция, осуществляемая по гуманитарным причинам, и она имела успех. На данный момент.

Президент Обама взял на себя огромный политический риск, предотвратил резню и массовые убийства и помог свергнуть одиозный режим. Для меня урок этого заключается не в том, что мы должны заняться этим и в Сирии или Йемене — я не думаю, что стоит это делать — а в том, что в редких случаях военная сила способна продвигать решение вопросов, связанных с правами человека. Ливия на данный момент является моделью подобного вмешательства.

Я приехал в Триполи из Туниса, и дороги в некоторых местах по-прежнему небезопасны. Нервничающие повстанцы — обычно солдаты-подростки — работают на часто встречающихся контрольно-пропускных пунктах, и наблюдаются длинные очереди за бензином.

Тем не менее, отмечается большой прогресс в последние несколько дней. Все больше дорог и магазинов открываются, и в Триполи сейчас уже можно чувствовать себя сравнительно безопасно. Самая большая угроза исходит не от ополчения Каддафи, а от повстанцев, которые стреляют из автоматов в воздух, празднуя победу.

Что самое поразительное, почти не было грабежей, и очень мало случаев очевидного возмездия по отношению к семьям тех, кто демонстрировал лояльность полковнику Муаммару Каддафи. Люди присваивали себе гранатометы из арсеналов, но не было такого, чтобы они не церемонились с частными домами или магазинами (за редкими исключениями, такими, например, как дома членов семьи Каддафи).

Проамериканские настроения сейчас повсеместны. Я был особенно тронут солдатом повстанческих сил возле Зувараха на западе, который спросил меня, в безопасности ли Нью-Йорк. Когда я недоуменно посмотрел на него, он объяснил: «Ирен. Ураган». И спросил, может ли он чем-то помочь.

«Без Америки нас бы здесь не было», — сказал мне бизнесмен Исмаэль Тавил (Ismael Taweel), стоя на Площади мучеников с широкой улыбкой на лице. «Я надеюсь, теперь будет больше отношений между Ливией и Америкой», — добавляет он. Это общий рефрен: ливийцы очень хотят вернуться в мир.

Бельгассим Али (Belgassim Ali), инженер-нефтяник, сказал мне: «Я бы поблагодарил Америку за позицию, которую она заняла — защищать мой народ». Без Америки, добавляет он, «мы бы не праздновали, мы бы были на кладбище».

Я сказал ему, что многие американцы критиковали г-на Обаму за вмешательство в Ливии, отмечая, что Америка должна решать в первую очередь свои собственные экономические проблемы. Он принял страдальческий вид и сказал: «Ваши деньги, мы вернем их назад. Мы богатая страна». Он добавил, что без американской военной поддержки было бы убито огромное количество ливийцев — и это должно о чем-то говорить.

Некоторые ливийцы говорили мне, что они изначально с недоверием относились к американскому вмешательству, опасаясь, что оно может превратить Ливию в что-то подобное охваченному войной Ираку. А Хайтем Ахмед (Haithem Ahmed), 24-летний студент с пулевыми ранениями в живот и в руку, выразил несогласие с тем, что интервенция носила преимущественно гуманитарный характер. «Они делали это не для нас, они делали это ради нефти», — сказал он.

Но при следующем вдохе он добавил: «Я так люблю Америку. Это страна свободы». Эта теплота по отношению к Соединенным Штатам, кажется, заместила собой предыдущие сомнения. Ее сопровождает и высокая оценка других иностранных сил, поддержавших восстание — Катара, Туниса, Франции и Великобритании.

Мы, американцы, видели как военные интервенции становятся неудачными, искажаются и идут вкривь и вкось — мы по-прежнему опалены Вьетнамом и Ираком — и беспокоиться стоит, ведь конец ливийской истории еще только предстоит написать. Мы не можем предотвратить каждое злодеяние, и есть вполне законные и оправданные аргументы, что надо вкладывать в национальное строительство на родине, а не за границей. В любом случае наше применение силы неизбежно будет непостоянным.

Но для меня Ливия служит напоминанием того, что порой возможно использовать военные инструменты, чтобы справиться с гуманитарными кризисами. Это был исключительный случай, когда у нас была международная и местная поддержка. Большая разница с Сирией и Йеменом заключается в том, что ливийцы преимущественно приветствовали наше многостороннее вооруженное вмешательство, в то время как сирийцы и йеменцы по большей части нет.

Вопрос гуманитарного вмешательства, гуманитарной интервенции — один из самых трудных во внешней политике, и он будет вставать снова. В следующий раз, когда это произойдет, давайте будем помнить урок Ливии: лучше непоследовательно спасти несколько жизней, чем последовательно не спасать ни одной.

Похожие публикации

Ваш отзыв