Россия и двойные стандарты западных СМИ

Актуальные новости

Россия и двойные стандарты западных СМИ

Американские мейнстримовые средства массовой информации не только любят критиковать российский вариант (с моей точки зрения) авторитаризма, но им также нравится заигрывать с ним и защищать другие авторитарные режимы.

Например, New York Times в своей редакционной статье от 11 января 2011 года, озаглавленной «ГУЛАГ Лукашенко», обрушилась на Москву, бичуя ее за ее поддержку белорусского автократа Александра Лукашенко: «Господин Лукашенко явно думает, что его улучшающиеся отношения с Россией означают, что он может воротить нос от Запада. Кремль, конечно, ничего не сказал по поводу сфальсифицированных в Белоруссии выборов, а также помог ему последними нефтегазовыми соглашениями. Европа и Соединенные Штаты должны теперь нанести решительный удар. Мало надежды на то, что в Белоруссии произойдут демократические перемены, пока Лукашенко не будет вынужден заплатить настоящую цену за все свои нарушения».

Но, как Соединенным Штатам недавно напомнили в Египте, в Ливии, в Бахрейне, в Йемене и где бы то ни было еще, они тоже замешаны в связях с иностранными авторитарными режимами, включая способ «работы с ними при помощи нефтегазовых соглашений». Перефразируя New York Times, заменив некоторые слова, тоже можно вычленить лицемерие: США, конечно, десятилетиями ничего не предпринимали в связи с репрессиями в отношении диссидентов в Китае, зато помогали коммунистическому режиму развиваться посредством выгодных бизнес-связей. Дилемма тут очевидна, тем не менее мы практически не слышим критики подобных отношений на страницах и на волнах американских мейнстримовых средств массовой информации. Можно приписать недостаток критики реализму с их стороны в отношении внешней политики в опасном, сложном и часто неприятном, безобразном, противном и опасном мире. Увы, однако это вряд ли тот случай, как ясно показывает комментарий New York Times по поводу политики России в отношении Белоруссии. Когда последний раз New York Times заговаривала о китайском ГУЛАГе? При том, кстати, что он весьма реален и обширен, в отличие от того, который приписывают Белоруссии.

Двойные стандарты очевидно проявляются и в другой теме, освещаемой ведущими СМИ — в подчеркиваемых дружеских отношениях с другим постсоветским автократом — президентом Казахстана Нурсултаном Назарбаевым. Как отмечал The Economist, «независимо от того, любят его или не любят, в г-не Назарбаеве многие, включая иностранных инвесторов, видят фигуру, обеспечивающую стабильность. Это высоко ценится в беспокойном среднеазиатском окружении, где за кровавым свержением президента Киргизии в прошлом году последовали вспышки этнической напряженности и насилия и введение парламентской республики, и все это воспринималось как катастрофические события. Хотя г-н Назарбаев и правит страной железной рукой, от отнюдь не откровенный диктатор. Менее подверженный мании контролирования всего и вся, чем г-н Каримов, он — прагматик, с именем которого связывают создание условий для процветания». (статья «Да здравствует хан», Economist, январь 2011).

Рейтинг уровня развития демократии, составленный организацией Freedom House по разным странам, поставил Казахстану, России и, кстати, Египту и Ираку, оценку в 5,5 балла. При том, что 1 балл — это высокий уровень развития демократии, а 7 баллов — высокий уровень авторитаризма (см. здесь) Может ли кто-нибудь вспомнить, чтобы в каких-либо средствах массовой информации в США из числа мейнстримовых преуменьшались диктаторские замашки Путина, и при этом подчеркивалась его роль в прагматичном поддержании стабильности? Может ли кто-то вспомнить лавину статей, освещающих казахстанский авторитаризм, коррупцию и криминализованность? При том, что подобные статьи в ведущей американской прессе с нападками на Россию при «бывшем руководителе из КГБ» Путине появляются почти ежедневно.

В отношении вопросов внешней политики и равновесия между реализмом и продемократическим идеализмом, всем странам приходится уравновешивать преимущества и недостатки, балансируя между своими собственными интересами и типом руководителей, с которыми им нужно иметь дело для поддержания этих интересов. Разумеется, демократия стоит ниже в списке приоритетов российской внутренней и внешней политики, чем у американской в аналогичном списке, но интересы здесь тоже соответствующие. Энергетический потенциал Казахстана и его геостратегическое положение берут верх над нарушениями в области прав человека как для Вашингтона, так и для Москвы.

Согласно оценке Freedom House, Белоруссия, Китай и Саудовская Аравия получили на шкале «демократичности-авторитаризма» 6,5 балла. В каждом случае хорошие отношения России или США с этими странами обеспечиваются балансировкой их соответствующих интересов с необходимостью работать с диктаторскими партнерами. Например, Россия озабочена расширением НАТО вокруг своих границ. До тех пор, пока Белоруссия остается дружественной Москве и/или авторитарной, вероятность того, что Минск войдет в НАТО, нулевая. США озабочены растущей военной мощью Китая, тем, что он владеет американскими долговыми обязательствами, а также потенциальной вероятностью конфликта с Тайванем. До тех пор, пока США воздерживаются от давления на Китай с целью демократизации оного или от наказания Пекина за то, что он таковым не становится, США имеют возможность не особо волноваться по поводу китайских рычагов воздействия и его силы. Точно таким же образом, зависимость американской экономики от ближневосточной нефти способствовала значительному уменьшению побудительных мотиваций Америки в течение долгих лет в области продвижения демократии в таких местах, как, например, Саудовская Аравия. В Иране администрация Обамы продемонстрировала такую же заинтересованность, какую выказывала Москва, поддержав «Зеленую революцию».

Однако демагоги в New York Times и других основных американских СМИ не выказали никакого желания разместить информацию хотя бы о возможности того, что у России есть свои законные интересы в области безопасности, свидетельством чего являются почти два десятилетия отстаивания точки зрения, что то же самое расширение НАТО, приближение его к границам России усиливает заинтересованность Москвы в статус-кво в Минске.

Таким образом, когда американский президент Джозеф Байден(.) и многочисленные комментаторы в ведущих СМИ и аналитики в исследовательских центрах призывают отклонить заявку России о вступлении в ВТО, пока Россия не очистит свой файл записей по нарушениям в области прав человека, необходимо спросить: Где были защитники демократии и прав человека, когда Китай, у которого правозащитная ситуация гораздо хуже, получил доступ в ВТО более десятилетия назад?

До последнего арабского революционного кризиса, много ли статей с критикой Египта, Ливии, Саудовской Аравии появлялась в ведущей американской прессе? По сравнению с количеством статей с критикой России? Сколько анализов потенциала для революции в России было напечатано по сравнению с аналогичными исследованиями того же потенциала в арабском мире до последнего взрыва нестабильности?

Голосовой анализ и качественная журналистика редко используются играющими в игры политиками, а если используются лишь для самоуспокоенности в связи с политически корректной, но лицемерной позицией.

Похожие публикации

Ваш отзыв