Куба готовится к изменениям

Актуальные новости

Куба готовится к изменениям

Гавана – Хосе  — пылкий почти-предприниматель с большими планами на кубинскую недвижимость. В настоящий момент он нелегально работает в торговле, находя семьи, которые хотят обменяться жильем и заплатить немного за операцию.

Но к концу 2011 года,  когда на Кубе разрешат продавать и покупать недвижимость — как пообещало правительство на этой неделе — Хосе и многих других ожидает каскад изменений: повышение цен, массовые переселения, налоги на собственность и поток капитала от кубинцев из США и по всему миру.

«Будет огромный спрос», — считает 36-летний Хосе, который отказался называть свою фамилию, отойдя от толпы и постоянно оглядываясь в поисках подслушивающих. «Это так долго было запрещено».

Частная собственность является основой капитализма, и план по его легализации в стране с такими лозунгами, как «Социализм или смерть», вызывает у многих кубинцев изумление. Многие ожидают серьезного регулирования, и уже сейчас в озвученном государственными СМИ плане сообщается, что кубинцы будут иметь право иметь лишь один дом или квартиру и будут обязаны проживать там постоянно.

Эксперты считают, что даже с некоторым государственным контролем продажа собственности может трансформировать Кубу больше, чем любые экономические реформы президента Рауля  Кастро и его правительства, некоторые из которых были в понедельник озвучены на Национальной ассамблее. В сравнении с уже принятыми изменениями (больше самостоятельной доходной деятельности и владельцев мобильных телефонов) или только предложенными (такими, как продажа автомобилей и смягчение эмиграционных законов), «ничто не является столь масштабным, как это», считает аналитик института Лексингтона Филипп Петерс (Philip Peters).

Возможности для получения доходов  и кредитов буду в разы больше того, что может предложить любой кубинский мелкий бизнес, уверяют эксперты, возможно увеличивая разрыв в богатстве, который произошел вместе с введением права на собственность в Восточной Европе и Китае.

В частности, Гавана может оказатья в ситуации возвращения в прошлое, в то время, когда она была более расслоенным городом. «Произойдет огромное  перераспределение», — считает Марио Коюла, специалист по урбанизму и архитектуре Гаваны 70-х и 80-х годов. «Произойдет джентрификация».

Могут последовать более масштабные изменения. Продажи вызовут столь необходимые обновления, создавая рабочие места. Банковская система расширится, так как, согласно новым правилам, платежи будут приходить со счетов покупателей. Тем временем правительство, которое владеет всем на настоящий момент, будет отдавать дома и квартиры обитающим там жильцам в обмен на налоги от продажи, что невообразимо сейчас, когда на рынке обмена квартирами деньги передаются под столом.

А еще есть роль для кубинских эмигрантов. В то время как план предусматривает запрет на иностранное владение собственностью, кубинские американцы могут воспользоваться правилами администрации Обамы, позволяющими им посылать неограниченные суммы денег своим родственникам на острове, подпитывая покупки и давая эмигрантам долю в успехе кубинской экономики.  «В политическом плане это крайне сильное развитие», — считает Петерс, уверяя, что это может привести к изменению взаимоотношений между двумя странами.

Однако уровень изменений будет, скорее всего, зависеть от специфичных кубинских затруднений. Называемая Антильской жемчужиной, Куба  страдала от плохой ситуации с жилищным фондом еще до революции 1959 года, но обветшание, строгие правила и креативные обходные пути создали сегодняшний лабиринт странностей.

В Гаване нет свободногожилья, отметил Коюла.  В каждом помещении кто-то живет. Просто говоря, многие кубинцы застряли там, где они находятся сейчас.

На набережной в центре Гаваны дети выглядывают из зданий, которые должны быть снесены -  у трети из них нет фасада.

За несколько кварталов от набережной кубинцы, как, например,  40-летняя Елена Асеа, разделили квартиры до пропорций из сказки «Алиса в стране чудес». Ее квартира с двумя спальнями стала теперь квартирой с четырьмя, где на фанерных антресолях живут двое ее пасынков, один над другим, едва способные стоять в своих комнатах.

Как и многие кубинцы, она надеется переехать, обменять ее квартиру на три квартиры поменьше, чтобы ее старший сын 29 лет мог начать свою собственную семью. «Он женится», — сказала она. «Ему надо съезжать».

Но, несмотря на уверения — в понедельник Марино Мурильо (Marino Murillo), высокопоставленный чиновник по экономической политике, заявил, что для продажи не потребуется предварительное одобрение правительства — сеньора Асеа и многие ее соседи обеспокоены обещаниями правительства отпустить все. Некоторые кубинцы ожидают, что новые правила будут обязывать владеть собственностью пять или десять лет. Другие считают, что правительство усложнит вывод капитала с острова с помощью завышенных налогов или ограничений в обмене валют.

Многие другие, например, 37-летний художник Эрнесто Бенитес (Ernesto Benítez), не могут представить  себе настоящий открытый рынок. «Они объявят цену за один квадратный метр, и все», — сказал он, добавив, что кубинцы ответят,установив свои собственные цены. И этого будет достаточно для стимуляции движения, говорит он.

Он явно надеется на это. Бенитес и его бывшая девушка разошлись полтора года назад после десяти лет совместной жизни. Сейчаскаждый из них встречается с кем-то еще, и есть ночи, признаются они, когда становится немного неловко. Лишь узкая ванная разделяет их спальни.

48-летняя Катя Гонсалес (Katia González), чьи родители оставили ей квартиру перед смертью (что разрешено на Кубе), сказала, что рассмотрит вариант ее продажи за справедливую цену. На вопрос, во сколько обойдется ее квартира с двумя спальнями всего в нескольких кварталах от океана, в лучшем районе Гаваны, Катя ответила: «О, 25 тысяч долларов. Может, 30 тысяч».

В Майами похожая квартира может стоить примерно в десять раз дороже — именно об этом думают многие кубинские американцы. Хосе и многие другие брокеры в Гаване сообщили, что в операциях по недвижимости на черном рынке часто использовались деньги от эмигрировавших кубинцев, особенно из Флориды.

«Все время приходят деньги из Майами», — заявил Херардо, брокер, не пожелавший называть свою фамилию. «Кубинец в Майами может купить своему кузену дом на Кубе, и, когда он приезжает сюда летом на пару месяцев, он останавливается в этом доме».

Технически это является нарушением торгового эмбарго, которое началось во время президента Дуайта Эйзенхауэра. Согласно Министерству финансов США, сделки или инвестиции на Кубу запрещены. Получение денег или доходов с Кубы также запрещено.

Но правила в действительности довольно туманны. Семейные операции, чаще всего включающие недавних эмигрантов, кажется, расширяются с тихим согласием Белого дома. Поддержка частного бизнеса теперь приветствуется посредством общей лицензии, которая позволяет кубинским американцам навещать родственников. В 2009 году президент Обама установил новые нормы, которые позволяют кубинским американцам посещать остров, когда они захотят, и посылать родственникам неограниченные денежные переводы.

Помимо этого, мер против частных лиц, в отличие от бизнес-операций, почти не существует: за последние полтора года лишь один американец был оштрафован на 525 долларов за нарушение существующих санкций, согласно докладу Конгресса, опубликованному в июле.

Эксперты заявили, что кубинская диаспора уже начала создавать классовую социальную систему на Кубе. Как показали исследования, кубинские эмигранты совершили переводов на Кубу на сумму в один миллиард долларов в прошлом году, и все большая часть этих денег финансирует начинающих капиталистов, которым нужна печь для пиццы или другое оборудование для частной работы. Недвижимость просто расширит связь, а предложения уже начинают поступать, сообщают эксперты.

69-летняя Ильда живет одна в квартире с пятью спальнями, на девятом этаже с видом на океан. Гостившая семейная пара кубинских американцев, по ее словам , «шикарно, очень хорошо одетая», предложила купить ее квартиру за 150 тысяч долларов, не сильно заботясь о каких-либо запретах на иностранное владение собственностью.

«Я сказала им, что не могу», — сообщила Ильда. «Мы ожидаем закона». Даже когда изменится закон, она бы предпочла обмен, потому что в этом случае у нее было бы гарантированное место жительства.

Ее страх о том, что некуда будет идти, повсеместен. В  недавнем исследовании, проведенном Сержио Диас-Брикетсом (Sergio Díaz-Briquets), экспертом по демографии из Вашингтона, сообщалось, что на Кубе – жилищный дефицит в 1,6 миллиона единиц. Правительство говорит, что на самом деле дефицит составляет около 500 тысяч, но все равно является серьезной проблемой.

Г-н Коюла сказал, что денег от продаж может оказаться недостаточно, чтобы исправить ситуацию, так как строительной промышленности, процесса лицезирования и строительных материалов почти не существует.

Другие сложные вопросы могут нуждаться в пересмотре. «Выселений здесь не было с 1939 года, — сказал он. – Существует закон, запрещающий их».

Ну а пока кубинцы пытаются понять основные пункты. Как будет работать система ипотек? Насколько высокими будут налоги? Что такое честная цена?

Существует даже вопрос о том, каким образом продавцы и покупатели будут друг друга находить. Классифицированные объявления на Кубе нелегальны, поэтому брокеры типа Хосе, которые известны под именем corredorеs, проводят свои дни, передвигаясь по базарам под открытым воздухом с блокнотами со списками предлагаемых или желаемых квартир.

У него уже есть два работника, и когда новый закон вступит в силу, независимо от того, легальны его услуги или нет, он ожидает, что наймет больше людей. «Нам нужно скоординироваться. Это скоро настанет».

Похожие публикации

Ваш отзыв